Земной путь краток, память вечна
 

 

 

 

 

 

Лыткин Никита Вахтангович
Дата рождения 24 марта 1993
Дата смерти 30 ноября 2021
Иркутская обл., кладбище неизвестно
   
Поминальная свеча
Никита Лыткин родился 24 марта 1993 года. Его прадед и прабабушка были гидростроителями и участвовали в строительстве Угличской и Иркутской гидроэлектростанций, мать Марина работала продавцом в обувном магазине, об отце известно лишь, что он по национальности осетин. Как и Артём Ануфриев, Никита рос без отца — тот ушёл из семьи, когда он был совсем маленьким. У отца также был сын от первого брака, он застрелился после смерти своей матери. Вскоре после этого отец вернулся в семью, однако его депрессия, вызванная смертью первой жены и самоубийством первого сына, не позволила ему наладить контакт с Никитой. После этого отец ещё несколько раз уходил из семьи и возвращался, но Никита от этого всё больше в нём разочаровывался. Последний раз он виделся с отцом в 16 лет, тогда им просто не удалось найти общих тем для разговора.
Внешне мальчик вёл себя тихо и спокойно, но, по словам матери, рос очень замкнутым и некоммуникабельным. Если к Лыткиным приходили гости, то он предпочитал не показываться им на глаза и каждый раз уходил к себе в комнату. В детстве его часто ловили за тем, что он разрисовывал стены в подъезде их дома. В начальной школе у Никиты был друг Артур Лысенко, который помог ему адаптироваться среди сверстников. «Он к нему как к вещи относился. Никита не умел отказывать, не умел говорить „нет“. У него не было своего мнения. Я учила его, что нужно уметь сказать это самое „нет“. И когда он научился, то с Артуром они разошлись, не стали больше дружить», — рассказывала впоследствии мать Никиты.
«Я обозлился на всех, потерял веру в себя, людей и справедливость. Делился только с Артёмом. Он меня поддерживал во всём», — цитата из письма Лыткина, адресованного редакции газеты «Иркутский репортёр» в ноябре 2012 года.
До пятого класса Никита хорошо учился, имел примерное поведение, часто участвовал в творческих конкурсах и получал похвальные грамоты, его увлечением были компьютерные игры. В 2004 году на пятом году обучения Лыткин по результатам тестирования был зачислен в математический класс, хотя к математическим наукам не тяготел; в новый коллектив Никита влиться не смог. С Артёмом Ануфриевым, который учился на год старше, Лыткин познакомился на дне рождения Лысенко. К тому моменту Никита находился в состоянии глубокой депрессивной подавленности, и лишь Ануфриеву он решился доверить все свои проблемы, потому что в ответ получил с его стороны поддержку. По мнению матери Лыткина, поскольку другие ребята недолюбливали Артёма, Никита постепенно стал терять предыдущих друзей — недоброжелательное отношение к Ануфриеву стало распространяться и на него, однако сам подросток не переживал из-за этого, считая взаимоотношения с предыдущими друзьями «детской ненастоящей дружбой». Между тем, Артур Лысенко на суде заявил, что Лыткин потерял друзей вследствие некой быстрой метаморфозы, которая выразилась в том, что однажды Лыткин перестал, приходя в школу, здороваться с кем-либо, а затем и вовсе замкнулся в себе. По мнению Лысенко, это было вызвано тем, что Лыткин очень завидовал одноклассникам из более богатых семей. Нелюдимость подростка привела к тому, что одноклассники стали задирать его; Лысенко на суде высказался, что конфликтов не было бы, если Лыткин научился бы давать отпор, но он вместо этого на все колкости отвечал «сдохни», из-за чего на протяжении пяти лет школьной кличкой Лыткина была «Джимбо» (в честь персонажа американского мультипликационного сериала «Симпсоны» Джимбо Джонса, мрачного и жестокого подростка).
Вместе с Артёмом Никита организовал музыкальную группу, в которой сочинял музыку. Первоначально группа называлась «Злые Гномы» и исполняла музыку в стиле панк. Вскоре Лыткиным и Ануфриевым была создана группа под названием «Расчленённая ПугачОва», исполнявшая музыку в стиле нойз, нойзкор и грайндкор. В текстах обеих групп содержались сплошь упоминания о насилии и нецензурная лексика. Группа «Расчленённая ПугачОва» записала ряд альбомов и сплитов, а также ряд видеоклипов, которые впоследствии Лыткин выкладывал в интернет. Правда, о его увлечениях, помимо родственников, догадывались немногие его знакомые, так как сам он в обществе не проявлял ни малейших признаков агрессии и садизма. По словам Ануфриева, Никита часто не мог за себя постоять. На момент убийств Ануфриев был единственным другом Лыткина, причём Лыткин был к нему очень привязан. В свою очередь, для Ануфриева Лыткин также был на тот момент единственным другом.
В восьмом классе Никита начал прогуливать школу и, в отличие от Артёма, отучился только девять классов, а после дважды поступал в колледжи — сначала в энергетический, затем, в 2009 году — в строительный. В первом случае его отчислили за неуспеваемость, после того, как он не сумел сдать первую сессию, во втором у Никиты назрел конфликт с одногруппниками, когда его начали задирать, и один из одногруппников стал покровительствовать ему, но взамен вымогал деньги и похищал вещи из дома Никиты. Мать Никиты написала заявление на этого молодого человека в милицию, но потом забрала его. Вскоре после этого Никита перестал ходить на занятия.
В детстве Никита с матерью в течение двух лет посещал церковь; оба они крестились, однако со временем Марина всё больше уделяла внимание работе, и в церковь они ходили всё реже. Затем Никита сам начал отвергать религию. Какое-то время он занимался музыкой, рисованием и кикбоксингом, но постепенно всё это забросил и стал посвящать всё свободное время регулярному посещению социальных сетей. С детства у него наблюдалось отставание в психологическом развитии. Психологи советовали Марине давать ему как можно больше свободы и не ограничивать его личное пространство, однако с возрастом состояние психики Никиты стало ухудшаться, и за несколько лет до убийств он начал стесняться матери, старался, чтобы их никогда не видели вместе.
2 апреля 2013 года Иркутский областной суд приговорил Ануфриева к пожизненному лишению свободы с отбыванием в колонии особого режима, Лыткина — к 24 годам лишения свободы, из которых пять лет (три года, так как был учтён двухлетний срок, который он отсидел до вынесения приговора) он должен был провести в тюрьме, а оставшиеся — в колонии строгого режима. После освобождения Лыткин ещё год должен был быть ограничен в передвижении с запретом покидать территорию места жительства и выезда за границу. Приговор, насчитывавший около 150 страниц, зачитывался 8 часов, в течение которых один из присутствующих в зале — мужчина, в период убийств бывший в числе дружинников, патрулировавших Академгородок, — упал в обморок. Ануфриев всё это время равнодушно смотрел в пол, Лыткин заметно нервничал, но глаза не опускал. Он остался в таком состоянии даже тогда, когда был зачитан его срок заключения. Ануфриев, напротив, услышав вердикт судьи, упал на скамью и зарыдал. После оглашения приговора он крикнул потерпевшим: «Ну, что, довольны?» (по другим данным, его слова были адресованы следователю Евгению Карчевскому, который проводил их допрос). В ответ мать Даниила Семёнова Светлана крикнула ему: «А ты доволен был, когда моего сына убивал, 12-летний ребёночек в земле лежит!». Лыткин на приговор никак не отреагировал и на Артёма не смотрел. Приговор вызвал резкую критику со стороны потерпевших, которые посчитали, что Лыткин заслуживает аналогичного пожизненного заключения. Светлана Семёнова подала апелляцию и лично написала письмо Владимиру Путину. Между тем, одна из выживших жертв, Нина Кузьмина, посчитала приговор в отношении Лыткина справедливым, даже несмотря на то, что именно он напал на неё.
Примерно до октября 2013 года убийцы продолжали оставаться в иркутском СИЗО. За это время их адвокаты оспорили решение областного суда в Верховном суде РФ, где 3 октября состоялось слушание апелляционных жалоб, на котором решением Верховного Суда срок Лыткина был сокращён с 24 лет до 20, так как был учтён его несовершеннолетний возраст на момент большинства убийств, а назначение срока в виде пяти лет в тюрьме было признано необоснованным. Приговор в отношении Ануфриева был оставлен без изменений.
Лыткин отбывал наказание в ангарской исправительной колонии № 7. 28 ноября 2021 года во время утренней проверки он был обнаружен в общежитии своего отряда с перерезанными венами на руках. Дежурный фельдшер оказал ему первую помощь, после чего его доставили в городскую больницу Ангарска, где он и скончался 30 ноября.
Свеча горит с 5 декабря 2021
Добавить эпитафию
Отправить сообщение автору записи
Известить администрацию
Поминальная свеча
6 декабря 2021
Ямина
Поминальная свеча
5 декабря 2021
Фанна
Поминальная свеча
5 декабря 2021
Elora
Поминальная свеча
5 декабря 2021
Lesya
Эпитафия
Автор
E-mail
Почтовый адрес не отображается на сайте и ни при каких условиях не может быть передан третьим лицам
Эпитафия
Зажечь свечу
Рядом с записью в течение месяца будет гореть свеча
Введите буквы с изображения Код
  [получить новый код]
 
    info@pomnim-skorbim.ru
Российский справочник ритуальных услуг
Похоронное предприятие «Ритуал»